Публикация

Владимир Определенов: «Имидж человека в сфере IT существенно изменился»

Техническая поддержка

Заместитель директора по информационным технологиям Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина Владимир Определенов рассказал команде проекта АИС ЕИПСК о качествах, которыми должен обладать IT-специалист музея, о том, насколько активна современная виртуальная аудитория и какими методическими рекомендациями полезно воспользоваться при эксплуатации сайтов учреждений культуры. 


Долгое время для музейных работников айтишник представлялся таким традиционным хакером из американских фильмов

— Владимир, что привело Вас в музейную деятельность? И чем занимались до этого?

— Увлечение искусством началось в детстве. Я интересовался историей и культурой мировых цивилизаций, историей возникновения и развития религий и культов, философией. Всегда было стремление к познанию истоков, поиску некой «вечной» истины. Закончил школу с углубленным изучением знаний в области искусства, музыкальную школу. В то же время все получалось и в сфере IT. 

Мое первое образование — «Биотехнические и медицинские аппараты и системы», факультет радиотехники Московского энергетического института. После окончания долгое время работал в технологической компании, связанной с оцифровкой культурного наследия, — в первую очередь, живописи и графики. Начинал как оператор, потом программировал базы данных, сайты, а затем стал заниматься уже возможностями работы с оцифрованными материалами. Когда стали подниматься вопросы, как можно использовать полученные изображения, появился опыт в проектировании и создании электронных каталогов, образовательных, научно-популярных видеофильмов, интерактивных и мультимедийных программ — всего, что касается производства медиаконтента для просветительской деятельности.

Постепенно такая деятельность перешла непосредственно к реализации выставочных проектов с использованием медиа. В этой отрасли я проработал около семи лет, и в 2013 году по приглашению Ирины Александровны Антоновой перешел в Пушкинский музей на должность заместителя директора музея по IT. Такой должности в музее раньше не было, она была создана под это направление. Меньше чем через полгода после моего прихода у нас произошла реорганизация, на должность директора была приглашена Марина Девовна Лошак, мы прекрасно сработались, постоянно движемся вперед и поддерживаем друг друга, максимально бережно относясь к укладу и традициям Пушкинского.

— Какой набор качеств должен быть у IT-специалиста в учреждении культуры?

— В первую очередь, это некая лояльность к той сфере, в которой человек работает. Нужно любить свое дело, свое направление, поскольку, если говорить про культуру, то это, в принципе, низкодоходная с точки зрения остального IT-рынка отрасль. Если IT-специалист устраивается в государственное учреждение в сфере культуры, то такая работа может быть от двух до пяти раз менее прибыльной, чем в интеграторах или ритейле. Поэтому важно, конечно, любить свое дело, осознанно понимать, зачем ты здесь, и с уважением относиться к тому, что происходит вокруг тебя. 

С другой стороны, у IT-специалиста должно быть стремление к применению инновационных подходов, а также лидерские качества — для того чтобы действительно что-то менять внутри организации, уметь объяснять и доказывать на примерах, постепенно вводя более удобные и эффективные инструменты, которые проверены и эффективны в других отраслях.  Нужно понимать, что долгое время для музейных работников айтишник представлялся таким традиционным хакером из американских фильмов — лохматый замкнутый в себе субъект опасного или смешного вида — и человеком, который занимается абсолютно всем — от замены картриджей до программирования центров управления полетами. На самом деле, даже когда я приходил в музей всего четыре с половиной года назад, было примерно такое же ощущение. Но современное IT — это уже не такая универсальная вещь. Как минимум, официальных специальностей в профстандарте уже больше 20. Мы очень сильно специализировались и углубились, знание значительно выросло, и имидж человека в сфере IT существенно изменился. 

Поэтому однозначно сложно сказать, какие именно качества требуются, поскольку очень много разных специальностей и уровней взаимодействия. Один набор качеств должен быть у техника, другой — у специалиста, который занимается изучением бизнес-процессов и автоматизацией деятельности, связанной с ними, третий — у руководителя, который формирует стратегию развития. В любом случае, ключевым для всех является уважение к основным направлениям деятельности и миссии музея и уважение к труду сотрудников, которые работают вместе с ним в других направлениях.

Так или иначе, нужно постоянно себе напоминать, что IT призвано быть инструментом для организации и повышения эффективности труда сотрудников, удобства использования технических достижений в различной деятельности. Мы выполняем технические, сервисные задачи, и не нужно ставить себя во главу угла: иногда бывают такие перегибы в некоторых организациях — где-то бухгалтерия становится главной, где-то экономический блок, где-то IT говорит, что они ведущие, отрываясь от содержания. Все это, несомненно, важно, но не это причина существования музея. Ведущим является именно содержание. Другое дело, что часто наиболее инициативные группы, которым хочется изменений, просто по самой сущности IT, возникают именно при реализации проектов с использованием ИКТ...

— А чему Вы научились, работая в Пушкинском?

— Очень многому можно научиться, если сознание открыто. В первую очередь — видеть прекрасное вокруг. Внутри Пушкинского мы постоянно ощущаем миссию, ради которой работаем. Это сильно помогает преодолевать рутинные задачи, которые в другом случае уже бы не было сил делать.

Достаточно сильное отличие от коммерческого сектора — это сроки. На реализацию проектов, которые в коммерции делались бы неделю, у нас может уйти и квартал, и полгода. В общем, есть понимание, что все идеи должны в неком смысле «созреть» — иногда это неплохо. То есть происходит изменение ритма принятия решения. Текущей, операционной деятельности больше, как и решений, достаточно критичных по уровню ответственности для работы наших основных бизнес-процессов. 

Стратегические вещи принимаются довольно долго, со специальным исследованием и некой консервативностью, потому что себя начинаешь немного сдерживать. Мы почти не имеем право на ошибку или заигрывание в самые новые технологии, поэтому наше отношение очень взвешенное, критичное и всегда с доступным анализом — действительно ли это нужно, действительно ли будет какое-то улучшение. 


Музейный квартал


Сайт должен смотреться современно

— Весной этого года вышли методические рекомендации по созданию и эксплуатации сайтов для музеев, в которых Вы стали соавтором. Расскажите, как они создавались и почему полезно с ними ознакомиться?

— Это была долгая работа. Когда в 2008 году мы занялись первой версией портала Пушкинского музея, я был еще в коммерческом секторе. Стало понятно, что какого-то единого решения, рекомендаций — что должно быть, чего не должно быть — нет. Постепенно сложилось некое понимание, был проведен анализ различных сайтов и даже небольшое исследование, чтобы понять, как же сделать максимально удобный на тот момент сайт. Все это легло в основу системного подхода в анализе сайтов учреждений культуры, которая стала частью моей постоянной работы в плане исследования информационного ресурса и его задач.

Когда мы приступили к созданию новой версии сайта ГМИИ (вот уже практически два года над этим трудимся), начали с внутренней концепции. Сейчас уже не секрет, что мы готовим новую версию сайта и мобильное приложения — надеюсь, в обозримое время они появятся. Тогда мы поняли, что за это время появилось законодательство, которое регулирует то, что должно быть на сайтах, появилось достаточно много разрозненных приказов по этой тематике, в том числе Министерства культуры. Мы накопили опыт, статистику, поняли, что используется пользователями, а что нет.

Поскольку этот опыт так или иначе необходимо было изложить, обобщить и со всеми коллегами обсудить — тем более что с 2012 года в Высшей школе экономики организована кафедра информационных технологий в сфере культуры, которой я сейчас заведую, — мы с инициативной группой приняли решение все эти материалы собрать в единый продукт. В итоге родилась идея методического пособия, которая была поддержана и в том числе коллегами из Министерства культуры — они внесли свой вклад с точки зрения нормативных актов и использования АИС ЕИПСК. В общем, совместно удалось сделать и опубликовать данный материал.

Сейчас мы будем готовить уже вторую версию методических рекомендаций, связанную с теми изменениями, которые произошли за последние полгода. В какой-то мере конференция АДИТ меня к этому сподвигла. Я с 2009 года регулярно езжу на АДИТ, в какой-то момент даже вошел в президиум организации. Миссия некоммерческого партнерства АДИТ, связанная с помощью в повышении цифровой, информационной грамотности коллег, является сейчас частью моей деятельности, которую считаю важной.

Нам в ГМИИ стало приходить большое количество запросов от региональных учреждений, достаточно много помощи оказывается коллегам. Три года я читал лекции по тому, как создавать ресурсы, и постепенно появилось понимание, что наработанного материала много, он востребован, просто его нужно было собрать и предоставить всем. Мы всегда открыты для получения обратной связи.

Методические рекомендации распространяются в форме электронной публикации.

Сейчас примерно такой же вопрос стоит по оцифровке — по стандартам, методикам и прочее. Думаю, что мы напряжемся и в какое-то обозримое время выпустим методические рекомендации и на эту тему. Я приношу извинения большому количеству коллег, которым просто не успеваю отвечать в почте или в чатах, когда мне присылают вопросы, как лучше поступить в том или ином случае. Но если мы начинаем входить в детали — то это буквально за коллег написать проект. В общем, проще выпустить методическое пособие, учебник, который хотя бы пару лет будет достаточно актуальным.

— А можно ли выделить типовые ошибки сайтов?

— Все типовые рекомендации есть в методическом пособии. Последние три года разбора ошибок сайтов не делали. Но сейчас типовая проблема текущих версий сайтов в том, что они неадаптивные, их сложно нормально смотреть на мобильных устройствах. С учетом того, что больше половины трафика страны сейчас приходится именно на мобильные устройства, это действительно становится проблемой. Особенно если у пользователя не флагманская модель, смартфон с невысоким разрешением, то просматривать неадаптированный сайт будет практически невозможно. 

Кроме того, сайт должен смотреться современно. Если складывается впечатление, что он был сделан в середине 90-х, то как бы вы не пытались поменять имидж после, у пользователей уже сложится первичное мнение, и изменить его будет довольно сложно.

— На что в первую очередь обращает внимание посетитель сайта учреждения культуры?

— Сложно сказать, потому что все сайты разные. Но что точно должно работать — посетитель должен быстро понять, как и когда ему приехать, что происходит или будет происходить. Если же в учреждении постоянно приходится отвечать на звонки с такими вопросами, необходимо провести анализ — например, добавить в скрипт разговора фразу «Смотрели ли Вы эту информацию на нашем сайте?». Если пользователь заходил на сайт и не нашел необходимой ему информации, то это первый признак проблемы.

Анализируя свою обратную связь по телефону, электронной почте и по другим каналам, можно выявить, что нужно исправить на сайте. Когда разработчик или сам специалист смотрит на сайт, возникает эффект привыкания. Поэтому необходимо привлекать фокус-группы, которые могут независимо посмотреть и честно сказать, что удобно или неудобно. В первую очередь, сайт музея должен быть направлен на посетителя, отвечать на вопросы — куда, когда и почему нужно приехать, а потом предоставлять всю остальную информацию.



Виртуальные музеи посещает больше молодежи, чем наши основные типовые сайты

— В сентябре 2016 года ГМИИ им. А. С. Пушкина открыл виртуальные музеи. Что было самым сложным в реализации этого проекта?

— Решиться на открытие. База под виртуальные музеи создавалась нами длительное время. Первые пробы мы начали в 2011 году, в 2012-2013 более-менее встали на ноги. Спасибо Министерству культуры, в 2014 нас поддержали с программой виртуальных музеев, и нам удалось отснять все экспозиционные залы, большое количество произведений. После этого шла долгая работа, связанная с созданием традиционных виртуальных туров.

Методология, которую мы тогда заложили в техническое задание, позволила в достаточно короткий срок — как только на рынок ритейла вышли технологии виртуальной реальности (начало 2016 года) — на уже существующей большой базе, которая готовилась почти три года, быстро провести этот апдейд. И тут да, действительно очень была важна решимость и момент, потому что мы понимали, что продукт неокончательный, в нем есть некоторые технические проблемы. Но пока не запустишь его в реальную жизнь, не начнешь пробовать искать сценарий, возможности использования, то ты и не поймешь — нужно это или нет.

Продукт оказался востребован, интересен, и даже небольшие технические шероховатости, которые бы в другом случае нас остановили, в данном случае нас не останавливают. Люди относятся к этому с пониманием, потому что весь этот рынок только формируется. Мы будем вместе расти, постепенно модернизироваться, отвечать на вызов времени и в то же время иметь настоящую статистику использования, чутко на нее реагировать.

— Какие отзывы получаете от виртуальных посетителей? 

— Отзывов довольно много. В основном, это благодарности. У нас с коллегами есть две статьи на эту тему — «Фантастика становится реальностью» (Музей. 2016. № 10) (нет в электронном виде) и «Виртуальные технологии в музее – опыт Пушкинского» (Справочник руководителя учреждения культуры. № 9. Сентябрь 2017).

Уникальность проекта состоит в том, что на данный момент у виртуальных музеев уже более 600 тысяч просмотров и при этом около 120 тысяч визитов, 65–70 тысяч пользователей. Это при том, что после публичной презентации мы больше не делали каких-то дополнительных информационных вбросов, не запускали дополнительную рекламу. В общем, мы видим устойчивую аудиторию, которая появилась у продукта, пользователи возвращаются 2-3 раза и проводят на сайте не менее 4-5 минут, что для интернета является достаточно высоким показателем. Есть и не единичные случаи проведения на сайте часа-полутора — то есть люди действительно ходят, исследуют и т. д. Мы постоянно дополняем его аудиогидами, размещаем дополнительные предметы — это живой продукт, который непрерывно развивается.

Виртуальные музеи посещает больше молодежи, чем наши основные типовые сайты. В среднем, около 15 % просмотров идет с мобильных устройств, и по косвенным признакам мы считаем, что около 7 % от общего трафика — пробы использования VR. Это одно из самых массовых использований, которые известны в стриминге. Я не знаю больше продуктов на российском рынке (если не рассматривать продукты Google), которые в стриме давали бы VR-контент. В основном, это приложения для конкретных устройств. В нашем случае — это общедоступный практически для всех устройств сайт.

— Проводите ли вы исследования виртуальной аудитории?

— Да, обязательно. Глубокое погружение в это исследование происходит раз в полгода — как раз при подготовке статей или в период исследования данного феномена с моими студентами. В этом году часть курсовых и выпускных квалификационных работ студентов Высшей школы экономики была связана как раз с продуктами VR и исследованием рынка культуры и потенциала использования VR в культуре и образовании. Так, конечно, мы искали наиболее точные показатели.

— Можно ли объективно оценить, сколько виртуальных посетителей становятся реальными? 

— Это можно оценить только с помощью косвенных инструментов, и требуются перекрестные исследования. У нас проводились небольшие исследования через социологические опросы непосредственно в музее. Можно сказать, что примерно 50 % посетителей узнает о нас и о наших событиях только через интернет. Постепенно процент растет.

Если посмотреть всю аудиторию наших сайтов за пять лет и сравнить с текущей статистикой, повторных заходов на сайт происходит примерно 50 % от общего количества. Проводя эту корреляцию, считая абсолютные цифры, сопоставляя ее с нашей реальной посещаемостью, мы понимаем, что наше устойчивое ядро посещений — 20–25 % от уникальных посетителей сайта. Это очень косвенные расчеты, но корреляция видна. Другое дело, сейчас сложно сказать — это аудитория Пушкинского музея, которая уже относилась к нашему ядру, или это вновь вовлеченные люди. Для этого нужны более глубокие исследования, но они в этом плане и довольно затратные.

Достаточно легкий способ выявить конверсию — продажа электронных билетов. Здесь с конверсией все более-менее понятно — она составляет примерно 3,5 – 4 %. И это неплохо.



В Пушкинском музее каждый может выбрать что-то для себя

— Что в первую очередь порекомендуете посетить тем, который первый раз придет в ГМИИ им. А. С. Пушкина?

— Конечно, нужно посетить Главное здание и Галерею искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков. Музей — это пространство, которое производит неизгладимое впечатление на каждого посетителя. Главное здание музея — само по себе уникальное место. Стоит посмотреть на нашу уникальную подлинную египетскую коллекцию. Также точно нужно посмотреть на совершенно уникальные экспонаты в залах «Древняя Троя», «Античное искусство», «Искусство Северного Причерноморья». Частично подлинники были получены в результате работы наших экспедиций, которые проходят, в основном, в Керчи.

У нас хорошая коллекция живописи. А, например, коллекция наших импрессионистов является одной из самых значимых в мире. Это шедевры мирового уровня.

— Расскажите о ближайших планах музея.

— Чтобы узнать что-то о наших новых выставках и проектах — приходите к нам на сайт :) 

Выставочные проекты — это вещь, которая связана с вашим личным предпочтением. Проектов будет очень много, они все разные. В среднем, мы проводим 45 выставок в год. Из них «блокбастеров» — где-то 3-4. Каждый может выбрать что-то для себя.


Если вы пытаетесь изменить мир к лучшему — так и будет

— Что для вас значит работа в ГМИИ им. А. С. Пушкина?

— У сотрудников нашего музея появился такой слоган — «Живу в Пушкинском» (#живувпушкинском).
Работа в Пушкинском — это взгляд в вечность, ощущение сопричастности к мировой цивилизации. Это дает мне устойчивую опору для взгляда в будущее.

Уникальность ГМИИ им. А. С. Пушкина в том, что это, по задумке нашего основателя Ивана Владимировича Цветаева, учебный музей. То есть это музей, в котором очень сжато вы можете увидеть всю историю мирового художественного искусства. В этом плане музей для меня — уникальное место для размышления о связи времен, поколений и возможностей сознания. Потому что пройдя по нашим залам, вы можете посмотреть все, что формирует европейского человека. Понимание цивилизационной идентичности ко мне приходит через общение с произведениями, выставленными в ГМИИ. Сжато, в одном месте, вы можете увидеть, осознать образ всей истории, попытавшись ее понять…

— Каким был самый неожиданный вопрос, который задавали по Вашей деятельности?

— «А разве в музее есть компьютеры?» — этот вопрос был задан мне четыре года назад на первом курсе факультета бизнес-информатики. Я надеюсь, что за последние годы работы с аудиторией мы изменили такое представление о музеях. Очень важно, чтобы человек чувствовал, что это его место, что сюда можно прийти, это такая же естественная среда, как любимые пространства в городе — среда дружелюбная и понятная. В этом плане наше присутствие в информационном пространстве, наш отклик на происходящие вокруг, отслеживание трендов и технологии, постоянное нахождение в повестке дня практически во всех возможных для нас направлениях — это очень важно для того, чтобы люди понимали — мы не пыльный чулан, который им не интересен, а что жизнь здесь кипит, и это важно, интересно и, в конце концов, модно.  

— Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время? У Вас есть увлечения?

— У меня чёрный пояс по кёкусинкай карате — мастерская степень, 2 дан IFK. Я тренер-наставник и педагог дополнительного образования, сам занимаюсь непрерывно с 1995 года и с 1999 веду группы. Спортивная жизнь связана не только с практикой боевых искусств, но и с судейской практикой (судья первой категории) на соревнованиях, проведением спортивных мероприятий, повышением квалификации.

На самом деле, я не представляю, что такое реально свободное время, потому что есть жизнь в Пушкинском, есть жизнь, связанная с работой преподавателем в Высшей школе экономики, есть жизнь, связанная с просветительской деятельностью, общественной миссией, работой в президиуме ИКОМ, в президиуме АДИТ, некоторых общественных советах. Другое дело, у меня нет разделения — вот это работа, а это не работа. Скорее я выбрал для себя некие направления деятельности, в которых пытаюсь достичь максимально возможного уровня, работать с максимальной отдачей. 

Если все же выдается свободная минута, то все уходит на литературу и прослушивание аудиолекций по истории, культуре и философии. 



— Что Вы пожелаете нашим коллегам — работникам культуры?

— Чувствовать значимость того, чем мы занимаемся, ответственность за личный вклад в общее дело. Если у вас нет нематериальной мотивации к тому, с чем вы работаете, то, чаще всего, это путь в никуда. И, конечно, вы при этом должны быть максимально профессиональны и компетентны, стремится к максимальному результату в ваших условиях. Есть много вещей, которыми приходится заниматься, например, связанных с бюрократией, но это не должно перекрыть вашу миссию. И не теряйте конструктивного, позитивного настроения. Если вы пытаетесь изменить мир к лучшему, считаете, что это в принципе возможно, в том числе благодаря вашим усилиям — так и будет. Это вопрос внутреннего настроя, желания и убежденности.

Беседовала Юлия Кулакова.

Источник фото: ГМИИ им. А. С. Пушкина.


Информация:

Определенов Владимир Викторович – портфолио на сайте Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Виртуальные прогулки по ГМИИ им. А. С. Пушкина

Методические рекомендации по сайтам музеев

Запись вебинара АИС ЕИПСК «Теория и практика применения технологий виртуальной и дополненной реальности в музеях России и мира». Спикеры: Владимир Определенов и Александр Лавров — генеральный директор компании Vizerra.

Загрузка комментариев